оффшоры регистрация

Контактный телефон :

+7 (495) 979 65 33

E-mail:
offshore.sh.agent@gmail.com
call центр организацияГотовые компании телемаркетинг. проведение телемаркетингаСтоимость директ маркетинг. direct marketingУслуги веб маркетинг. раскрутка сайтов Контактыраскрутка сайтов в интернете

Главная

Услуги

Стоимость услуг

Юрисдикции:
Кипрская лицензия

Готовые компании

Банки

Вопрос-ответ

Контакты

Статьи по тематике сайта


Контактный телефон :

+7 (495) 720 42 02

E-mail:
offshore.sh.agent@gmail.com


оффшоры продажа готовых оффшоров

  Международные двусторонние соглашения о защите иностранных инвестиций.

Широкое развитие экспорта капиталов, в том числе в виде инвестиций, после второй мировой войны вызвало необходимость международно-правового урегулирования.  Соответственно  международные  соглашения то вопросам инвестиций представляют собой относительно новое явление. Начало практике заключения таких соглашений на двусторонней основе было положено промышленно развитыми странами, вставшими на путь экспорта капиталов в развивающиеся страны. Причина заключения соглашений - стремление развитых стран обеспечить для своих инвесторов защиту от политических рисков, связанных с возможностью экспроприации, запретами валютных трансфертов, с ущербом от военных действий и т. д.

Развивающиеся страны, в свою очередь заинтересованные в привлечении капиталов, нередко предоставляют иностранным инвесторам либо в связи с заключенными международными соглашениями, либо в одностороннем порядке на основе внутреннего законодательства налоговые льготы, дополнительные кредитные возможности, консультационные услуги и т. п.

Главным же правовым средством урегулирования межгосударственных интересов в области трансграничного перемещения капиталовложений становятся двусторонние соглашения о поощрении и защите инвестиций (далее по тексту СПЗИ), в основном промышленно развитых стран с развивающимися, а также с социалистическими и бывшими социалистическими странами. Практика заключения подобных соглашений между развитыми странами не получила какого-либо развития в связи с тем, что достаточно благоприятные условия для взаимных и весьма крупных капиталовложений обеспечиваются общей стабильной и надежной политической, правовой и экономической структуральной ситуацией в этих странах.

 Содержание двусторонних СПЗИ в основном сводится к следующему. В их преамбулах обычно указываются цели и предмет соглашения, в частности утверждение опоры на частный сектор, создание благоприятных условий для инвестиций, их поощрение и защита. Могут туда включаться также и положения об уважении суверенитета и законов страны инвестирования, право на инвестиционное сотрудничество как с 'частными, так и с публичными (государственными) предприятиями. Могут определяться и специфические сферы поощрения инвестиций. Юридически СПЗИ строятся на принципе формальной взаимности.

Предмет регулирования СПЗИ означает прежде всего определение понятия инвестиций. Перечисляются разные виды капиталовложений: движимое и недвижимое имущество, различные имущественные права, акции, облигации, виды интеллектуальной собственности, «ноу-хау», торговые марки и т.д., причем обычно указывается, что их перечень не является исчерпывающим. Иногда особо оговариваются портфельные вклады, «прямые» капиталовложения с активным участием в предприятиях, дается определение концессий на эксплуатацию природных ресурсов и т. д. Возможно включение оговорки об изменениях (на определенных условиях) формы инвестированных активов.

Обычным является условие о допуске только тех инвестиций, которые будут одобрены органами принимающего государства в соответствии с его законодательством. Кроме того, может быть оговорено, что иностранные инвестиции в определенных секторах (предприятия общественного пользования, жизненно важные или стратегические отрасли, мелкие или средние местного значения предприятия и т. п.) либо не поощряются, либо не пользуются национальным режимом. В большинстве случаев (но не всегда) предусматривается распространение действия условий СПЗИ и на инвестиции,  произведенные до вступления данного соглашения в силу.

Применение СПЗИ к субъектам правоотношений нередко определяется отдельно для каждой из сторон соглашения. Что касается физических лип, то кроме гражданства государства - партнера иногда обусловливается и домицилий в нем. Но наибольшие трудности возникают при определении понятия предприятия (компании). Для определения «национальности» компании может применяться один из трех критериев или их комбинация: официально зарегистрированное местопребывание, место учреждения компании по закону данной страны, контроль над компанией или «существенный интерес» в ней. Есть тенденция, когда капиталоэкспортирующие страны подводят под действие СПЗИ компании, «контролируемые» их национальными субъектами права, но конституированные по законам привлекающей капитал страны или третьей страны. Различным образом может определяться и само понятие предприятия (компании) — с точки зрения наличия статуса юридического лица, статуса «публичной» организации, целей извлечения прибыли.

Сфера территориального применения СПЗИ не всегда оговаривается. Это обычно делается особо, когда предусматриваются какие-либо исключения, не совпадающие с делимитацией территорий договаривающихся сторон. В связи с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г., введшей кроме территориальных вод правовые понятия исключительной экономической зоны и континентального шельфа, а также с расширением предпринимательской деятельности в этих водах территориальное применение СПЗИ может специально оговариваться с учетом этих понятий.

Применение СПЗИ во времени, согласно условиям соглашений, начинается обычно с момента вступления их в силу, но иногда оговаривается и временное применение с момента подписания соглашения. СПЗИ заключаются обычно на 5—10 лет, но в ряде случаев и на 15—20 лет, 'часто с возможностью пролонгации. По согласованию сторон действие ОПЗИ может быть продолжено на ограниченный или неограниченный срок в отношении инвестиций, произведенных до истечения срока действия соглашения.

Принципиальное  место  в   СПЗИ  занимает  обусловливаемый  общий правовой  режим  ('стандарт) для  инвестирования.  Классическим  считается «благоприятный   и   справедливый»   режим.   Точного   его   понимания   не существует, однако некоторые его элементы считаются 'более или менее общепринятыми. Это недискриминация, некий минимальный стандарт (не вполне конкретный, но ориентированный на режим для отечественных лиц), обязанность государства - капиталаполучателя защищать (с разумным, «должным тщанием») иностранную собственность. Это не включает обязанности защиты  от  экспроприации  или  национализации,  предпринимаемой  самим договаривающимся государством. Обычно в СПЗИ включается и специальная «оговорка о защите и обеспеченности».

Практикуемый    в    СПЗИ    национальный    режим    для    иностранных инвестиций, т. е. приравнивание иностранных инвесторов к отечественным, нередко содержит определенные изъятия в интересах развивающихся стран - в части допуска к некоторым! секторам экономики, с точки зрения охраны так называемого публичного порядка, защиты национальной безопасности и т. п. Юридически существенно, что предоставление страной национального режима другой стране и режима наибольшего благоприятствования третьей стране означает право этой третьей страны требовать и для себя 'применения национального режима.

В СПЗИ, как правило, содержится оговорка о режиме наиболее благоприятствуемой нации, что означает предоставление инвесторам и инвестициям в стране - получательнице по меньшей мере столь же благоприятного 'режима, который это государство обязано предоставлять гражданам и предприятиям другого государства. Во многих случаях страны — экспортеры капиталов добиваются включения в СПЗИ комбинации национального режима и режима наибольшего благоприятствования, с тем чтобы инвестор мог выбирать наиболее выгодные условия (например, соглашение России с Данией 1993 г.).

В исключение из действия оговорки о наибольшем благоприятствовании широко используется оговорка «об ассоциации государств». Имеются в виду ассоциации, таможенные союзы, экономические союзы и зоны свободной торговли.   Другим   исключением   служит   оговорка  о   преимуществах   «по основаниям конвенций о двойном налогообложении и других соглашений по вопросам налогов». Обычными исключениями из режима наибольшего благоприятствования являются также оговорки о публичном порядке, и национальной безопасности, народном здоровье и нравственности. Встречаются     и     различные     иные     оговорки,     ограничивающие     или истолковывающие      применение      клаузулы      о      режиме      наибольшего благоприятствования.

Для СПЗИ обычна оговорка о «предохранении прав», цель которой обеспечить, чтобы любой более 'благоприятный режим, вытекающий из других международных соглашений и обязательств для сторон СПЗИ или из их национального законодательства, превалировал над условиями данного СПЗИ. С этой оговоркой иногда связана и «зонтиковая» клаузула, согласно которой договаривающаяся сторона СПЗИ обязуется соблюдать любые обязательства, взятые на себя в отношении инвестиций на ее территории по соглашениям с лицами и предприятиями другой договаривающейся стороны.

Иногда в инвестиционные контракты, заключаемые государством-получателем, а изредка и в СПЗИ включается стабилизационная оговорка, предусматривающая, что в случае возможных изменений законодательства для соответствующих инвестиционных правоотношений сохраняются законодательные условия, действующие на время подписания контракта или СПЗИ.

Специфическими стандартами, регулирующими режим инвестиций под крышей СПЗИ, считаются следующие:

-          право   безотлагательного   перевода  в  конвертируемой   валюте   как доходов от инвестиций, так и репатриируемого инвестированного капитала, в том  числе   компенсаций   в  случаях  экспроприации   (национализации),   по официальному или. при его отсутствии, по рыночному валютному курсу. При этом в отдельных СПЗИ предусматриваются «разумные» и «справедливые» ограничения для перевода заработков, для отсрочек трансфертов в связи с балансово-платежными затруднениями и т.п.;

-          компенсация  убытков  от  вооруженных  конфликтов  и внутренних беспорядков  обычно  на  общих  основаниях с  отечественными лицами и, возможно, с применением принципа наибольшего благоприятствования;

-          поощрение инвестиций предусматривается,  как правило, с учетом инвестиционных приоритетов государства - получателя;

-          в   некоторых   СПЗИ   предусматривается   право   свободного   найма инвестором персонала или, напротив, использование местной рабочей силы, а также возможное «благоприятное рассмотрение» принимающей стороной вопросов въезда и пребывания в стране лиц в связи с инвестиционной деятельностью;

- иногда в интересах стран-получателей в СПЗИ включаются условия о сроках ввода в действие инвестиционных объектов, о количествах продукции, экспортных квотах, а также обязательства использовать при 'производстве местные товары и услуги и т. п.

Важное место в СПЗИ занимают условия о прекращении инвестиционных отношений, в особенности в результате экспроприации (включая национализацию) и индигенизации (передача собственности национальным лицам, принимающего государства). Обычно оговаривается, что экспроприации и т. п. могут признаваться правомерными при наличии общественного интереса, при соблюдении недискриминации, обеспечении компенсации («незамедлительной, адекватной и эффективной»), а также при обеспечении правовой защиты интересов инвестора в части как юридической обоснованности соответствующих мер, так и размеров компенсации. При этом в ряде СПЗИ предусматриваются и меры, фактически (косвенно), хотя и не формально, имеющие тот же эффект.

Все СПЗИ содержат условия о порядке рассмотрения споров между договаривающимися сторонами ('под которые могут быть в качестве «последнего прибежища» подведены и соответствии с «зонтиковой» клаузулой и опоры между инвестором и государством-получателем). Предусматриваются две основные процедуры урегулирования споров, а именно: .посредством переговоров сторон, а в случаях недостижения согласия — с помощью арбитражной процедуры ad hoc.

В большинстве случаев в СПЗИ не оговаривается применимое арбитражем право. Однако в ряде соглашений содержатся 'различные положения на этот счет — от предоставления арбитражу возможности самому определять применимое право до отсылок к действующим между сторонами СПЗИ и к другим соглашениям, а также к общим принципам и нормам международного права, вплоть до рекомендации пользоваться нормами национального права страны, принимающей инвестиции.

В 1965 г. была заключена Вашингтонская 'конвенция «О порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами», согласно которой под эгидой Мирового банка был создан Международный центр по урегулированию инвестиционных 'опоров между государствами и лицами из других государств. В. Конвенции участвует свыше 100 государств, включая Россию.

Важным условием Конвенции является предусмотренное в ст. 27 правило, согласно которому ни одно из государств-участников не будет предоставлять дипломатическую защиту или предъявлять международные претензии, если другое государство не выполнит решения Центра. Другое существенное условие содержится в ст. 42: арбитражный трибунал, если стороны не договорятся об ином, будет применять при рассмотрении спора право   стороны   договаривающегося   государства   (включая  правило  о коллизии законов) и такие нормы международного права, которые могут быть применимы.

Вашингтонская конвенция предлагает набор оговорок для включения в государственные инвестиционные контракты, а также, что очень важно, 10 вариантов   оговорок   для   включения   в   инвестиционные   международные соглашения. Из смысла оговорок следует, что они обеспечивают: принятие юрисдикции упомянутого выше Центра; отказ от дипломатической защиты; отказ от иных процедур урегулирования споров, которые могут быть предусмотрены в соглашении, в такой степени, чтобы могли быть применены процедуры, предусматриваемые Вашингтонской конвенцией; отказ от прав суброгации; назначение государственного уполномоченного органа для участия в процедурах, предусматриваемых Конвенцией; обязательство инвестора подчиняться юрисдикции Центра; ограничение защиты исполнения инвестиционного соглашения подчинением инвестора в письменной форме юрисдикции Центра; отказ от дипломатической защиты инвестора, не согласившегося подчиниться юрисдикции Центра; принятие сторонами инвестиционного международного соглашения обязательства (если они ранее не сделали этого) подписать и ратифицировать Вашингтонскую конвенцию.

Вашингтонская конвенция дала действенный импульс для включения во многие двусторонние СПЗИ соответствующих оговорок об урегулировании споров не только между договаривающимися сторонами ОПЗИ, но и споров инвесторов с договаривающейся стороной, принимающей инвестиции.

Анализ СПЗИ можно завершить указанием на специфические для этого типа соглашений суброгационные оговорки. Институт суброгации перенесен в СПЗИ из страхового дела. Это право регресса страховщика, выплатившего страхователю страховое возмещение, к стороне, причинившей ущерб. Субротационная конструкция включается практически во все СПЗИ (кроме заключаемых США) и предполагает, что в случаях получения инвестором от своего национального страхового агентства компенсации за политические риски его государство или страховое агентство приобретает право требования на возмещение ущерба к государству — получателю инвестиций.

Что касается США, то соответствующие интересы, связанные со страхованием американскими инвесторами инвестиционных рисков в ОПИК, обеспечиваются на основе многочисленных особых соглашений США о гарантиях инвестиций, которые содержат детальную субротационную схему, включая процедуру рассмотрения межгосударственных споров арбитражем ad hoc. Между правительствами России и США в 1992 г. было заключено именно такое соглашение (оно называлось «О содействии капиталовложениям») в целях содействия американским инвестициям в России с использованием страхований ОПИК. Выше уже упоминалось о существовании в капиталоэкспортирующих странах специальных агентств по страхованию инвестиционных рисков. На основе заключенной по инициативе Мирового банка многосторонней Сеульской конвенции 1985 г. «Об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций» (МИГА) создано учреждение,   призванное на международном уровне предоставлять частным инвесторам гарантии их инвестиций, а также поощрять иностранные инвестиции в развивающиеся страны путем предоставления технических услуг по улучшению инвестиционного климата в странах, принимающих иностранные капиталовложения. В Сеульской конвенции участвуют свыше 100 стран, в том числе большинство про мышление развитых. Россия уже ратифицировала Конвенции. Более подробный анализ данной Конвенции будет дан ниже.

В 1989—1990 гг. СССР заключил и ратифицировал 14 двусторонних СПЗИ (причем в них употребляется термин не «инвестиции», а «капиталовложения»); с Австрией, Бельгией и Люксембургом, Великобританией. Испанией. Италией, Канадой, КНР, Кореей, Нидерландами, Турцией, ФРГ, Финляндией, Францией и Швейцарией. Правопреемницей СССР по этим договорам является Россия, что было специально нотифицировано МИД РФ в декабре 1991 г. Кроме того, уже от имени самой России в 1993 г. включено СПЗИ с Данией, а также упомянутое уже соглашение особого рода с США.

Что касается двусторонних СПЗИ, действующих между Россией и указанными странами, то они по своей природе аналогичны и вполне укладываются в описанные выше характерные стандарты СПЗИ. Соглашения эти были выработаны несомненно в интересах обеспечения защиты прав инвесторов капиталоэкспортирующих стран от всевозможных рисков, которым подвергаются инвестиции в развивающихся странах. Эти последние, со своей стороны, остро нуждаясь в привлечении иностранных капиталов, при заключении СПЗИ приобретают в глазах иностранных инвесторов облик более надежного рынка для капиталовложений.

Разумеется, двусторонние СПЗИ, действующие для России, содержат известные различия, что объясняется, очевидно, в немалой мере различными модельными прототипами СПЗИ, применяемыми той или иной капиталоэкспортирующей  страной.  В  действующих для  России  СПЗИ  не проводится последовательно применение принципа национального режима (как, например, в латиноамериканских странах), но всегда используется режим наибольшего благоприятствования. .Применяется параллельно и классический стандарт «благоприятного и справедливого режима». Нет смысла рассматривать особенности каждого СПЗИ России, ибо для практических целей безусловно необходимо изучать точный текст того или иного конкретного соглашения, а в общем плане, как уже сказано, не выявляется существенных особых отличий этих соглашений от других подобных, применяемых в международной практике и описанных выше. Важным принципиальным следствием заключения Россией СПЗИ, а также ее участия в Вашингтонской и в Сеульской конвенциях следует считать ее отход от поддерживавшейся ранее Советским Союзом установки соблюдения строгого иммунитета государства от рассмотрения его имущественных споров с иностранными частными лицами.

Оценивая значение СПЗИ для привлечения в Россию иностранного капитала, можно, опираясь не только на наш, но и на большой опыт многих развивающихся капиталоимпортируюших стран, признать, что СПЗИ в целом могут иметь хотя и положительное, но лишь вспомогательное значение. Главными же факторами являются: благоприятная и стабильная политическая, экономическая и административно-управленческая структура страны импорта капитала, наличие природных сырьевых и иных ресурсов, дешевая, но квалифицированная рабочая сила, благоприятный налоговый климат, обеспеченность всего пакета сопутствующих инвестированию актов в виде лицензионных соглашений, управленческих и маркетинговых контрактов, возможных проектов строительства инвестируемых объектов «под ключ» и т. п.

Для России же едва ли не главной препоной широкому притоку солидного иностранного капитала является высокий и быстро прогрессирующий уровень преступности, в том числе рэкет и коррупция.

Представляется, что в национальных интересах России было бы оправданным при заключении новых и при возможной ревизии действующих СПЗИ придерживаться принципа национального режима для иностранных инвесторов, не создавая для них (в частности, с использованием условий режима наибольшего благоприятствования) особых льгот и преимуществ.

Наконец, необходимо обратить особое внимание на то, что в аспекте международно-правового обеспечения режима иностранных инвестиций в России наиболее актуальным и .материально существенным является не столько дальнейшее развитие на путях традиционных СПЗИ, включая и многосторонние конвенции по вопросам иностранных инвестиций, сколько урегулирование инвестиционных отношений с постсоветскими государствами, и прежде всего в рамках СНГ.

Большинство стран СНГ приняли собственные, причем отличающиеся друг от друга, законы об иностранных инвестициях. При этом в ряде из них (например, на Украине) устанавливается более льготный режим для иностранных инвестиций, чем в России. Таким образом, в условиях взаимно открытой экономики в рамках СНГ создается реальная возможность проникновения иностранного капитала на самый обширный рынок России в обход ее законодательства, в том числе налогового, с использованием формального образования предприятий в странах СНГ. «Конкуренция» в привлечении иностранного капитала между странами СНГ в конечном счете невыгодна и опасна не только для России.

Поэтому представляется, что одной из первоочередных задач сотрудничества в рамках построения Экономического союза стран СНГ является заключение многостороннего соглашения о едином инвестиционном пространстве на основе национального режима, а также принятие унифицированного текста закона об иностранных инвестициях. При этом может .быть использован и международный опыт Андской (Картахенской) группы стран (Боливия, Венесуэла, Колумбия, Перу, Чили и Эквадор), принявших Единый инвестиционный кодекс, в котором, в частности, предусмотрен общий порядок получения разрешений на осуществление инвестиций,   определены   отрасли   экономики,   закрытые   для  иностранных инвестиций, и, что особенно важно, создан институционный механизм для осуществления согласованной инвестиционной политики.

Попытка договориться о такой политике была предпринята и в рамках СНГ — заключено многостороннее Соглашение о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности от 24 декабря 1993 г. В общей форме в Соглашении предусматривается обеспечение взаимной защиты инвестиционных интересов, сближение (но без Украины) инвестиционного законодательства. Предусматриваются «быстрая, адекватная и эффективная» компенсация потерь инвесторов в случаях национализации, беспрепятственные переводы за рубеж прибылей инвесторов, стабилизационная оговорка о продолжении действия в течение пяти лет первоначальных инвестиционных законоположений в случае ухудшения законодательных условий для инвестиций из стран — участниц Соглашения и т. п.

Все это, однако, не идет далее ограниченной модификации обычных условий двусторонних СПЗИ. К сожалению, задача создания реального единого пространства в СНГ для инвестиций из третьих стран в Соглашении 1993 г. вообще не ставится.

Многосторонние международные конвенции в области защиты инвестиций.

Международные экономические организации типа Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и Международного банка реконструкции и развития (МБРР), заинтересованные в правовом решении проблемы защиты иностранных инвестиций, на протяжении нескольких десятилетий пытались решить эту проблему в общем плане. Так, в 1959 г. был разработан Проект конвенции об инвестициях за рубежом, известный как Проект АБС—Шоукросса. Проект предусматривал возможность дипломатической     защиты     государством-экспортером     капитала     своих 84 инвесторов. В 1967 г. в рамках ОЭСР был подготовлен Проект конвенции о защите иностранной собственности, который предлагал рассматривать дипломатическую защиту имущества и имущественных прав иностранных инвесторов как общепризнанный принцип международного права.

Эти проекты не получили поддержки со стороны государств, импортирующих капитал, так как, по их мнению, такое решение проблемы защиты иностранных инвестиций является вмешательством во внутренние дела государства, нарушением его суверенитета.

Оставив попытки решить проблему защиты иностранных инвестиций в общем плане, ОЭСР и МБРР обратились к решению практических задач с помощью международных соглашений. В 1962 г. появился разработанный МБРР проект "Многосторонняя система страхования инвестиций". В 1963 г. ОЭСР подготовила предложения по созданию международной корпорации по гарантиям инвестиций. Одновременно ею был представлен проект многостороннего международного соглашения о гарантии и защите инвестиций. В 1966 г. МБРР подготовил проект соглашения о международном агентстве по страхованию инвестиций. Для того чтобы придти к реализации всех этих проектов в Сеульской конвенции, необходимо было найти такие правовые нормы, которые бы одинаково делали заинтересованными в участии в международной конвенции стран — экспортеров капитала и стран — импортеров капитала. Заинтересованность последних стимулировала их участие в расходах по страхованию иностранных инвестиций и одновременно сдерживала эти государства от принятия поспешных мер репрессивного характера по отношению к иностранным собственникам инвестиций.

Самой первой международной конвенцией, в отношении которой удалось достигнуть почти всеобщего согласия, стала конвенция, разрешающая конкретную проблему, связанную с защитой иностранных инвестиций, — конвенция   о  порядке  разрешения  инвестиционных  споров.  Конвенция  о порядке разрешения инвестиционных споров и конвенция о создании международной системы страхования иностранных инвестиций являются единственными действующими конвенциями в области защиты иностранных инвестиций. Тот факт, что в них участвует около ста государств, свидетельствует одновременно и о заинтересованности государств в решении проблемы защиты инвестиций и о значительной эффективности предлагаемых в международных конвенциях средств этой защиты.

Вашингтонская конвенция 1965года "О порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами.

Основной целью Вашингтонской конвенции 1965г. "О порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами" (далее — Вашингтонская конвенция) является учреждение Международного центра по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС), в компетенцию которого входит рассмотрение инвестиционных споров. Положения рассматриваемой конвенции можно разделить на две группы: нормы, касающиеся МЦУИС как международной организации, и нормы, регулирующие порядок рассмотрения инвестиционных споров. Нормы, относящиеся ко второй группе, представляют, по нашему мнению, наибольший интерес, так как в них заложен механизм защиты иностранных инвестиций.

В свою очередь положения Вашингтонской конвенции можно разделить на следующие группы:

1)         нормы, определяющие компетенцию МЦУИС рассматривать инвестиционные споры;

2)         положения, касающиеся проведения примирительной процедуры;

3)         нормы об арбитражном порядке урегулирования споров;

4)         нормы, определяющие порядок исполнения решений Центра.

Рассмотрим содержание Вашингтонской конвенции.

МЦУИС компетентен рассматривать инвестиционные споры, к которым, согласно ст. 25 Вашингтонской конвенции, относятся споры, возникающие "в связи с прямыми иностранными инвестициями между Договаривающимися государствами и лицами других Договаривающихся государств". Определяя  столь широко и неопределенно компетенцию МЦУИС, создатели конвенции  исходили из того, что категории "иностранные инвестиции" и "инвестиционные  споры" будут определены в национальном законодательстве государств — участников конвенции. Отсутствие в конвенции точных определений позволяет расширить круг споров, подпадающих под действие конвенции в соответствии с намерением государства — участника, выраженным в национальном законодательстве.

Конвенция не исключает возможность обращения к национальному механизму разрешения инвестиционных споров. Кроме того, государство, участвующее в конвенции, вправе определить категории споров, вообще не подлежащих разрешению МЦУИС (ст. 25 п. 4). В любом случае предпосылкой обращения сторон в МЦУИС является письменное согласие спорящих сторон о передаче споров на разрешение МЦУИС. При этом в ст. 25 отмечается, что согласие, выраженное уполномоченным органом Договаривающегося государства, требует подтверждения со стороны государства в момент передачи спора на разрешение МЦУИС, если государство заранее при ратификации конвенции не оговорит, что такого согласия не требуется.

Присутствие указанного положения объясняется тем, что участником спора является государство, принимающее инвестиции и, как любое госу¬дарство, обладающие иммунитетом от иностранной и международной юрисдикции. Благодаря положениям ст. 25 Вашингтонской конвенции о предварительном согласии государств — участников конвенции на разрешение спора в МЦУИС удалось подчинить компетенции МЦУИС весьма широкий круг споров, ни малейшим образом не ущемляя при этом иммунитета принимающего государства. Включение   этих   положений   в   Вашингтонскую   конвенцию   имело   целью "удовлетворить излишнюю чувствительность государств, особенно проявляющуюся при ратификации Конвенции, и сохранить нормы об иммунитете государства." Благодаря такому подходу Вашингтонская конвенция смогла привлечь большое число участников. Вашингтонская конвенция не получила признания только у стран Латинской Америки, которые в   силу  особенности   национальной  доктрины   международного   права,   не допускают обращение иностранного частного инвестора к иным, кроме как национальным средствам разрешения споров.

Успех Вашингтонской конвенции послужил основанием для принятия в 1978 г. Дополнительного протокола для осуществления примирительной процедуры, арбитражного урегулирования производства по установлению фактов (далее — Дополнительный протокол). Принятие Дополнительного протокола сделало возможным обращение в МЦУИС в случаях, когда один из участников спора — государство или инвестор из государства, не являющегося участником Вашингтонской конвенции. Этот документ (ст. 2) позволил также МЦУИС принимать к рассмотрению споры, возникшие между государством и иностранным частным лицом, не связанные с иностранными инвестициями. Это дополнение к Вашингтонской конвенции заслуживает особого внимания, так как согласно ст. 52 этой конвенции превышение составом арбитража своих полномочий, в том числе и в вопросах компетенции рассматривать данный спор, является одним из оснований для отмены арбитражного решения.

Нормы, предлагаемые Вашингтонской конвенцией для регулирования процедуры разрешения споров, можно разделить на две группы: положения, касающиеся проведения примирительной процедуры, и нормы, регламентирующие порядок арбитражного производства. Вашингтонская конвенция предусматривает учреждение таких органов, как Административный совет, Секретариат, Список посредников и Список арбитров. Президент МБРР является ex-officio председателем Административного совета, в который входят  представители  государств,  участвующих  в  конвенции.   Конвенция определяет функции и порядок деятельности Административного совета и Секретариата, порядок формирования Списка посредников и Списка арбитров. В дальнейшем при проведении примирительной процедуры или арбитражного урегулирования стороны будут назначать посредников и арбитров, руководствуясь указанными Списками.

Для проведения примирительной процедуры сторона обращается с соответствующим заявлением к Генеральному секретарю МЦУИС (ст. 28 Вашингтонской конвенции). Для урегулирования спора назначается примирительная комиссия. Порядок назначения членов примирительной комиссии определяется соглашением сторон, однако "если стороны не договорились о количестве Посредников и порядке их назначения, Комиссия состоит из трех

Посредников, по одному из которых назначает каждая из сторон, а третий, аявляющийся Председателем Комиссии, назначается соглашением сторон (ст. 29 п. 2 п.п. "в" Вашингтонской конвенции).

Согласно Вашингтонской конвенции "в обязанность Комиссии входит выяснить обстоятельства, по поводу которых между сторонами возник спор, и приложить все усилия для вынесения взаимоприемлемого для сторон решения." (ст. 34 Вашингтонской конвенции). Результатом работы Комиссии является     либо   заключение    сторонами   мирового    соглашения,   либо   констатация комиссией факта невозможности достижения сторонами такого соглашения. Независимо от результата работы Комиссии стороны вправе в любой момент  обратиться к процедуре арбитражного урегулирования спора.

 В отличие от решения Примирительной комиссии решение Арбитража  является обязательным для обеих сторон. Это обстоятельство предопределяет более подробную регламентацию процедуры арбитражного урегулирования, а также значительно более широкие полномочия Арбитража. Так, Арбитраж вправе (если стороны не договорятся об ином) требовать от сторон предъявления документов и иных доказательств, а также выезжать на места, связанные со спором, и проводить расследования, если того требуют  обстоятельства (ст. 43 Вашингтонской конвенции). В противоположность этому при проведении примирительной процедуры Вашингтонская конвенция (ст. 34 п. 1) лишь обязывает спорящие стороны "добросовестно сотрудничать с Комиссией для того, чтобы Комиссия могла выполнить возложенные на нее функции, и самым серьезным образом относиться к рекомендациям Комиссии".

В то же время, несмотря на относительно широкие полномочия Арбитража (по сравнению с Примирительной комиссией), предоставленные ему в силу ст. 43, Арбитраж, согласно Вашингтонской конвенции, "все же не обладает публично-правовыми полномочиями". Арбитраж не обладает полномочиями принимать меры принудительного характера, направленные на обеспечение иска. Согласно ст. 47 Арбитраж вправе, если сочтет необходимым, лишь   "рекомендовать   сторонам   дополнительные   меры,   направленные   на

обеспечение права каждой из сторон".

Описанные выше особенности процедуры урегулирования инвестиционных споров, предусмотренные Вашингтонской конвенцией, придают этой процедуре значительное сходство с порядком разрешения споров в органах международного коммерческого арбитража. Так  предлагается, что "квалифицировать арбитраж, разрешающий споры между государством и частным лицом как коммерческий арбитраж".

Подобная точка зрения основана на чисто внешнем сходстве процедуры разрешения спора в МЦУИС и в органах международного коммерческого арбитража, однако при этом игнорируется специфический характер споров, рассматриваемых МЦУИС. Специфика этих споров предопределена тем, что стороной в таких спорах выступает государство и иностранное лицо другого государства. Она находит свое проявление в некоторых положениях Вашингтонской конвенции. Например, согласно ст. 42 "Арбитраж рассматривает спор согласно нормам права в соответствии с соглашением сторон. В случае отсутствия соглашения сторон Арбитраж применяет право Договаривающегося государства, выступающего в качестве стороны в споре, а также нормы международного права, которые могут быть применимы".

Формула "нормы международного права, которые могут быть применимы", означающая отсылку к нормам международного права, вызывала неоднозначную реакцию еще на стадии разработки конвенции и продолжает вызывать споры до сих пор. Безусловно, практическое применение норм международного права связано со значительными сложностями в смысле толкования, установления содержания этих норм, однако появление в Вашингтонской конвенции положений, делающих в принципе возможным применение указанных норм, определяет особенность положения МЦУИС, непохожего на другие институты международного коммерческого арбитража

Специфический характер МЦУИС проявляется также и в тех положениях Вашингтонской конвенции, которые касаются порядка исполнения решений МЦУИС.       Согласно       ст.54       Вашингтонской       конвенции       "каждое Договаривающееся государство признает решение Арбитража, вынесенное в соответствии    с    настоящей    Конвенцией,    в    качестве    обязывающего    и обеспечивает   исполнение   денежных   обязательств,   налагаемых   решением Арбитража в пределах своей территории, таким же образом, как если бы это было окончательное решение судебного органа этого государства".

Однако все же следует признать, что хотя положения ст. 54 существенно облегчают исполнение решений МЦУИС, они не способны устранить все сложности, связанные с этим. Несмотря на участие Либерии в Вашингтонской конвенции, а также ее согласие в концессионном договоре на рассмотрение спора в МЦУИС, она отказалась принять участие в рассмотрении спора в МЦУИС. Решение было вынесено в пользу частного инвестора в отсутствии другой стороны — Либерии. Основные сложности возникли в связи с исполнением решения, поскольку Либерия отказалась признавать вынесенное МЦУИС решение.

Как показывает этот пример, Вашингтонская конвенция несмотря на безусловный успех не всегда оказывается способной обеспечить безотказно эффективный механизм защиты иностранных инвесторов. Проблемы, подобные названной, заставили искать иные пути ее решения, в частности создание международной системы страхования иностранных инвестиций. Решение проблемы защиты иностранных инвестиций в этом направлении было реализовано в Сеульской конвенции 1985 г.

Сеульская конвенция 1985 г. "Об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиции"

В соответствии с Сеульской конвенцией было учреждено Многосторон¬нее агентство по гарантиям инвестиций (МИГА). Так же, как и МЦУИС, МИГА - международная организация, использующая различные правовые средства при решении проблем, связанных с иностранными частными инвестициями. Задачей МИГА является поощрение иностранных инвестиций в развивающихся странах путем предоставления иностранным частным инвесторам дополнительных гарантий, а также оказание технических услуг по улучшению инвестиционного климата в стране, принимающей иностранный капитал. Подобно МЦУИС МИГА было создано по инициативе МБРР и тесно сотрудничает с другими организациями МБРР, в том числе и МЦУИС. Созданное на основе конвенции в 1985 г. МИГА уже на б августа 1991 г. насчитывало 104 государства - члена МИГА (из них 17 промышленно-развитых и 87 развивающихся государств), а 77 государств - членов МИГА выполнили все требования, предъявляемые Сеульской конвенцией к участникам: членство в МБРР; подписание и ратификация Сеульской конвенции 1985 г.; взнос в уставный фонд МИГА. Россия ратифицировала конвенцию (Постановление ВС РФ от 22.12.1992 № 4186-1).

МИГА начало свою деятельность 12 июня 1988г. с уставным фондом 1082 млн. долларов США. Агентство предоставляет гарантии от некоммерческих рисков, включая национализацию инвестиций, а также от рисков введения ограничений перевода прибылей в иностранную валюту, ограничений перевода прибылей за границу, ограничений в доступе к судебным средствам защиты прав иностранного инвестора, гарантии от неисполнения судебных решений.

Идея создания международно-правового института, обеспечивающего предоставление гарантий иностранным частным инвесторам, прорабатывалась специалистами МБРР, начиная с 60-х годов. В результате удалось придти к соглашению о создании международной организации, действующей на основе следующих принципов:

полная финансовая независимость организации от МБРР и других финансовых институтов;

участие развитых и развивающихся стран в финансировании и контроле за деятельностью МИГА;

сотрудничество в решении проблем международного экономического сотрудничества государств-экспортеров капитала, государств-импортеров капитала и иностранных частных инвесторов.

Определение правового статуса МИГА - довольно сложная задача, поскольку, будучи по своей природе международной организацией, субъектом международного права, оно, в то же время занимается чисто коммерческой деятельностью в области страхования рисков, связанных с инвестированием иностранного капитала.

МИГА имеет уставный фонд, создаваемый за счет взносов государств -участников, а также поступлений от спонсоров. Государства - члены МИГА разделены на две группы: государства, экспортирующие капитал, и государства, импортирующие капитал. Согласно ст. 39 Сеульской конвенции  каждое государство - участник МИГА имеет 177 голосов, а также один дополнительный голос на каждый внесенный взнос. Благодаря такой системе сравнительно небольшая по численности группа государств-экспортеров капитала имеет равное количество голосов с многочисленной группой стран,  импортирующих капитал.

Высшим органом МИГА является Совет управляющих, исполнительным органом - Совет директоров, состоящий из не менее 12 лиц. Совет управляющих может увеличивать число членов Правления директоров. Председатель МБРР ex-officio выполняет обязанности председателя Правления директоров.

В основу защиты интересов иностранных инвесторов, предлагаемой МИГА, положен договор страхования (далее "контракт"), сторонами в котором выступает МИГА (страховщик, суброгат) и иностранный инвестор  (страхователь, держатель гарантии). Несмотря на то, что МИГА обладает статусом международной организации, в отношениях с иностранным инвестором, частным лицом, оно выступает в роли страховой компании. В соответствии с заключенным контрактом одна сторона - МИГА обязуется  выплатить другой стороне - Держателю гарантии определенную в договоре сумму, которая составляет обычно процент от суммы убытков, которые понес Держатель гарантии и которые возникли в результате наступления одного из перечисленных в контракте случаев: введения ограничений в переводе заграницу суммы прибыли; экспроприации имущества иностранного инвестора принимающим государством; нарушения контракта, заключенного иностранным инвестором с принимающим государством; военных действий; гражданских волнений.

В свою очередь, Держатель гарантии обязуется в соответствии с заключенным с МИГА договором, ежегодно выплачивать страховой взнос в размере устанавливаемого в договоре процента от суммы гарантии (Amount Guarantee).

При наступлении страхового случая (например, национализации иностранной собственности) в соответствии с договором, заключенным иностранным инвестором с МИГА, к последнему в соответствии с принципом суброгации переходят все права и требования частного инвестора к принимающему государству (ст. 18 Сеульской конвенции). С этого момента спор между инвестором и принимающим государством превращается в спор между принимающим государством и международной организацией, т.е. отношения из частноправовых, к которым относятся все отношения с участием иностранных частных инвесторов, превращаются в международные, сторонами в котором выступают два субъекта международного права (международная организация и принимающее государство).

МИГА выступает как необходимый посредник в отношениях между государством - родиной иностранного инвестора и принимающим государством, чьи интересы непосредственно сталкиваются и несут в себе угрозу создания конфликтной ситуации в международных отношениях. Кроме того, участие государств-импортеров и государств-экспортеров в формировании страхового фонда МИГА, несомненно, оказывает сдерживающее воздействие в части принятия государством, принимающим инвестиции, таких мер, которые бы носили дискриминационный по отношению к инвестору характер и которые могли бы нанести ущерб иностранному частному инвестору.

Перенесение проблем, связанных с иностранными инвестициями, в ряд международно-правовых не снимает самой проблемы, а только изменяет ее характер, и механизм разрешения этой проблемы. В частности, в области международного публичного права возникает новая проблема — разрешение спора, возникающего между МИГА и государством - членом МИГА по выплате сумм, причитающихся МИГА в силу перехода к нему требований на основе суброгации. В данном случае, хотя характер спора и является международно-правовым, если исходить из того, что спорящие стороны — государство и международная организация, т.е. субъекты международного публичного права, однако существо заявленного требования носит чисто коммерческий характер. Сеульская конвенция решает эту проблему следующим образом. Когда МИГА  выступает в качестве суброгата, т.е. лица, к которому переходят права требования в силу суброгации, участники спора вправе договориться о порядке разрешения такого спора, при условии, что этот порядок не будет отличаться от порядка разрешения споров, предусмотренного в Приложении II Конвенции, а также при условии, что достигнутое по этому вопросу соглашение будет одобрено Правлением МИГА. Для такого одобрения достаточно наличия квалифицированного большинства голосов. Под квалифицированным большин¬ством понимается большинство в 2/3 голосующих членов МИГА, представляющих не менее 55 % долей участия в уставном фонде МИГА (ст. 3 Сеульской конвенции).

Таким образом, весь комплекс отношений, возникающих в рамках многосторонней системы гарантий иностранных инвестиций, представляет собой отношения двух уровней: межгосударственных отношений и отношений между МИГА и иностранным частным инвестором.

Международные соглашения об избежании двойного налогообложения и использование преимуществ территорий с льготным налогообложением в международной экономической деятельности. (Виды международных соглашений об избежании двойного налогообложения).

Интенсивное развитие международных связей в различных областях жизни неминуемо приводит к необходимости регулирования и унификации широкого круга норм и процедур, определяющих и затрагивающих самые различные интересы участников международного оборота эпохи глобализации. Как отмечал еще профессор Ф.Мартенс, «международное общение возникло вследствие создания государствами необходимости взаимной помощи и содействия для достижения общими силами полного развития своих сил и удовлетворения разумных потребностей». В настоящее время неизмеримо возросло значение партнерства и сотрудничества государств в области международного экономического оборота. Одним из важных направлений в сфере экономического развития являются взаимоотношения государств по вопросам налогообложения.

Развитие современной экономики сделало обычным явлением ведение компаниями бизнеса на территории двух и более стран. В результате последовательного обложения прибыли компании в стране получения дохода и в стране ее регистрации (постоянного местопребывания) возникает двойное международное налогообложение.

Любое государство в пределах своих границ обладает полным и безраздельным правом установления и применения любых норм налогового законодательства. Национальная система налогообложения, установленная в соответствии с законом государства, является обязательной на всей его территории. Все сделки, осуществляемые здесь, любое имущество, в отношении которого совершаются сделки, а также доходы, получаемые из источников, расположенных на его территории, могут облагаться налогами. Кроме того, любое государство обладает правом облагать налогом доходы и имущество лиц, отнесенных в законодательных актах по налогообложению к лицам с постоянным местопребыванием в данной стране.

Налоговое обложение является одной из главных проблем гармонизации экономических позиций интеграционных процессов мирового сообщества. Например, действие Римского договора 1967 года направлено на унификацию налоговых систем стран - членов Союза с точки зрения методики и механизма взимания налогов , размеров налогообложения и др.

Системы налогообложения доходов могут быть основаны на территориальном принципе, на принципе резидентства, либо на комбинации того и другого принципов.

В соответствии с территориальным принципом налогообложения государство облагает налогами только доходы (или иные объекты обложения), которые связаны с деятельностью, осуществляемой на его территории. Если доходы извлекаются физическими или юридическими лицами этой страны за ее пределами, то они не включаются в состав облагаемых доходов.

При использовании принципа резидентства любое лицо, признаваемое в соответствии с нормами законодательства налоговым резидентом данной страны, подлежит налогообложению в этой стране по всем своим доходам из всех источников, включая зарубежные. Статус резидента устанавливается в соответствии со специальными нормами для физических и юридических лиц. Физические лица, как правило, могут приобретать статус налогового резидента в данной стране в соответствии со своим гражданством (например, в США), по месту своего постоянного проживания (если лицо находится в данной стране 183 дня и более в одном календарном или налоговом году) либо по другим дополнительным критериям. Резидентство юридических лиц обычно устанавливается на основе места регистрации либо места осуществления основной деятельности, либо местонахождения руководящего органа юридического лица, либо на основе других дополнительных критериев.

Подавляющее большинство стран используют сочетание вышеуказанных принципов в налогообложении: доходы налоговых резидентов (юридических и физических лиц) облагаются на основе неограниченной налоговой ответственности, а доходы нерезидентов подлежат обложению в том случае, если они получены из источников, расположенных на территории данной страны (ограниченная налоговая ответственность).

В связи с тем, что отдельные страны используют различные принципы налогообложения, возникает возможность двойного и даже многократного налогообложения доходов одного лица.

Избежать двойного налогообложения прибыли компании или дохода физического лица можно двумя способами:

-          путем одностороннего освобождения или налогового зачета (кредита), предоставляемого в стране постоянной регистрации;

-          путем   заключения   соглашения   об   избежании   двойного   налогообложения.

Международные соглашения об избежании двойного налогообложения относятся к нормам коллизионного права. К числу задач, которые ставит перед собой государство, заключающее такие соглашения, относятся следующие:

1)         разграничение налоговой юрисдикции в отношении доходов субъектов внешнеэкономической деятельности:

2)         упорядочение взаимоотношений участников внешнеэкономического оборота с налоговыми органами стран, заключивших соглашения;

3)         определение схемы избежания двойного налогообложения;

4)         установление механизма устранения двойного налогообложения в тех случаях, когда право налогообложения определенного вида дохода сохраняется за обоими государствами, заключившими соглашение;

5)         защита налогоплательщиков от дискриминационного налогообложения при осуществлении деятельности в стране, заключившей договор со страной его постоянного местопребывания;

6)         установление   порядка   взаимного   обмена  информацией   в   целях соблюдения соглашения;

7)         выработка   механизма   и   взаимосогласительных   процедур   для предотвращения    уклонения    от    налогообложения     и    злоупотребления положениями соглашения.1

Большинство соглашений регулируют налогообложение доходов и капитала (имущества), так как сфера действия других налогов (особенно налогов на потребление, на добавленную стоимость, на продажу, акцизы) редко выходит за рамки государственных. Международные соглашения об избежании двойного налогообложения доходов и имущества в зависимости от количества сторон, заключивших соглашение, бывают двусторонними и многосторонними. Соглашения об избежании двойного налогообложения в зависимости от сферы применения подразделяются на общие соглашения и специальные (ограниченные) соглашения.

Общие налоговые соглашения получили наибольшее распространение. Они обычно заключаются в форме договоров (конвенций, соглашений) об избежании двойного налогообложения доходов и капитала. Эти соглашения могут значительно отличаться друг от друга в связи с тем, что и страны, их заключающие, различны по уровню экономического развития, налоговому законодательству, системам гражданского законодательства и т.п. Для унификации и стандартизации соглашений об избежании двойного налогообложения многие страны в качестве базовой используют типовую модель Конвенции Организации экономического сотрудничества и развития  (ОЭСР) 1977 г., ставящую в основу налогообложения принцип резиденства, либо другие типовые модели (например, типовую модель ООН, использующую принцип территориальности).

Общие соглашения Российской Федерации об избежании двойного налогообложения доходов и имущества в зависимости от устава участников можно подразделить на четыре группы:

-          соглашения   со   странами   -   членами   Содружества   Независимых

Государств, заключенные после 1991 г.;

-          соглашения,   подписанные   с   развитыми   и   развивающимися   государствами после принятия Правительством РФ Постановления от 28 мая 1992 г. №352;

-          соглашения,   заключенные  Российской   Федерацией  до  указанного Постановления;

продолжающие действовать соглашения, заключенные СССР. Соглашения последней группы характеризуются наибольшим своеобразием. Их структура, отдельные статьи и положения нередко существенно отличаются от соглашений других групп.

Обычно общие соглашения об избежании двойного налогообложения доходов и имущества состоят из трех частей, объединяющих три группы проблем:

1)         сфера применения соглашения;

2)         распределение прав по налогообложению конкретных видов доходов между договаривающимися государствами;

3)         определение   механизма   устранения   двойного   налогообложения.

Соглашения об избежании двойного налогообложения доходов и имущества, заключаемые  Российской  Федерацией  (бывшим  СССР),  основываются  на типовой модели Конвенции ОЭСР, разработанной в 1963 г.

При практическом использовании норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения необходимо учитывать следующее:

-          в  каждом  Соглашении  определены  конкретные  виды  налогов,  на которые распространяется данное Соглашение;

-          в каждом Соглашении определены основные используемые термины и категории,  значение   которых  может  отличаться  от  схожих  терминов  и категорий, применяемых в других соглашениях;

-          в каждом Соглашении установлен порядок налогообложения основных видов доходов и избежания (устранения) двойного налогообложения;

-          в Российской Федерации существует механизм применения правил международных Соглашений,  введенный  нормами внутреннего налогового законодательства (соответствующий порядок применения норм Соглашения может существовать  и в стране,  заключившей Соглашение с Российской Федерацией).

Все соглашения об избежании двойного налогообложения применяются к лицам с постоянным местопребыванием в одном или обоих договаривающихся государствах.

Для целей соглашений термин «лицо с постоянным местопребыванием в одном Договаривающемся государстве» обычно означает любое лицо или любое образование, которое по законодательству этого государства подлежит в нем налогообложению на основе своего местожительства, постоянного местопребывания, места регистрации в качестве юридического лица или любого иного аналогичного критерия. В случае, если доход получает полное товарищество, партнерство или фонд, постоянное местопребывание определяется в соответствии с местопребыванием лица, подлежащего налогообложению в отношении такого дохода.. Последнее положение может иметь различия в отдельных соглашениях., Например, в соглашениях могут отсутствовать слова «партнерство» или « фонды».

Если юридическое лицо является лицом с постоянным местопребыванием в обоих договаривающихся Государствах, то оно обычно считается лицом с постоянным местопребыванием в том Договаривающемся государстве, в котором расположен его фактический руководящий орган.

купить офшор


Директ маркетинг - DIRECT MARKETING/Новости телемаркетинга в России /ТЕЛЕМАРКЕТИНГ-проведение, организация телемаркетингвых акций. НОВОСТИ КОМПАНИИ


29/03/2016 

Открыт раздел:
полезная информация.